15 декабря 2015 г.

Легенды Крыма


Мы  предлагаем  вам  посмотреть   на   самые   интересные и популярные места Крымского полуострова  через  призму народного  фольклора.
Конечно, многие  легенды  содержат  преувеличения, переплетены  с  народным   вымыслом,поэтому их не стоит считать полностью достоверными историческими свидетельствами. Однако нельзя забывать, что все они основаны  на  реальных событиях.  Надеемся, что этот сборник легенд и мифов, позволит увидеть достопримечательности Крыма  в  новом  ракурсе и  станет  верным  помощником  в познании истории этого региона.

Отдых в Крыму

--------------------------------------------------------------------------------------------------
Как недорого самостоятельно отдохнуть?



Лучший сервис бронированию уникального жилья у местных хозяев в более чем 190 странах и 34000 городах  >>>>

____________________________________________________________________________




О происхождении Бахчисарая


Бахчисарай.  Сколько  поэтичности  и  восточной загадочности в  этом  небольшом  провинциальном   крымском   городке. Находящийся в центральной части  полуострова,  в  предгорье,
уголок крымской земли испокон веков привлекал людей. Сегодня этот  город  известен  как древняя   столица Крымского   ханства,  основанного  в  XV  в.  О  его возникновении   рассказывают красивую легенду.

Было это давно, когда Крымской Ордой правил мудрый хан Менгли-Гирей, а ханство враждовало с Золотой Ордой.Как-то раз решил сын Менг-ли-Гирея отправиться на охоту.
Взял с собой слуг, гончих собак и спустился из крепости в долину дремучего леса, полного различной  дичи.  Чудной выдалась погода и удачной — охота. Много поймали тогда зверей: и лисиц, и зайцев, и даже трех диких козлов удалось затравить.
Возвращались  домой  радо стные,  лишь  сын  Менгли-Гирея был невесел, мучили его какието  сомнения,  все  думал  о предстоящих государственных делах.
Пожелал  молодой  хан  побыть один,  отправил  слуг  с  дичью в крепость, а сам поехал в чащу к реке Чуруксу. Тихо  листва шелестит,  медленно  вода  журчит  -  успокаивает  сердце. Задумался  ханский   сын,   присел   на   камень у воды. Вдруг тишину нарушил какой-то  шорох,  и  на  противоположном берегу  увидел  сын Менгли-Гирея  змей. Вцепились они друг в друга, борются не на жизнь, а на смерть. Застыл в изумлении юноша.

отдых в крыму Бахчисарай


Долго длилась схватка. Одна змея,  искусанная  и  совсем изнеможенная,  склонила  голову и  перестала  бороться.  Но не удалось противнику насладиться своей победой, из кустов вышмыгнула  еще  одна  змея.  Она накинулась на победительницу, и   вновь   завязалась   кровавая схватка. Змеи настолько  переплелись  телами,  что  человеку уже   трудно   было   различить, где одна, а где другая. В азарте борьбы они откатились от берега в густую чащу.
В  лучах  солнца  увидел  сын хана  бедную  измученную побежденную  змею.  Она  напомнила  ему  об  отце,  роде, борьбе за  ханство.  Так  же,  как  и  эта змея,  потерпев поражение от золотоордынцев,    его    народ с трудом поднимал голову…
«О  чудо!»  —  подумал  сын Менгли-Гирея,   когда   увидел, как  пораженная  змея  силится подняться и пытается ползти. С великим трудом она преодолела боль, приблизилась к реке и погрузилась  в  прозрачную  воду. Вот ее тело приобрело гибкость, и  она  все  быстрее  и быстрее помчалась   к   другому   берегу.
Как же удивился человек, когда увидел, что на теле змеи уже не было ни ран, ни укусов.
Воскликнул   сын   Менгли-Гирея:
— Это знак, счастливый знак! Нам суждено подняться!
Вскочил с камня, сел на коня и  помчался  в  крепость. Рассказал  отцу  об  увиденном,  и  они стали  ждать  вестей  с поля  боя.
Вскоре  хорошая  новость  облетела все Крымское ханство: победа  за  ними,  они  одолели  ордынского хана Ахмеда.
В память о великом знамении велел  Менгли-Гирей  на  том месте, где схватились в смертельной битве две змеи, построить красивый  дворец.  Двух  змей,  тела  которых переплелись в схватке, хан приказал  высечь  на  дворцовом гербе.
Так возник Бахчисарай.


Легенда Крыма о Бахчисарае

____________________________________________________________________________



Легенда об Успенском Монастыре



легенды крыма


Вот  уже  сотни  лет  каждый приехавший в Бахчисарай стремится посетить святейшее место  города  —  Свято-Успенский пещерный  монастырь.  

Он  располагается недалеко от города в   урочище   Мариам-Дере,   или ущелье Святой Марии. Не только  святость монастыря  привлекает сюда ежегодно тысячи паломников, но и удивительное его   расположение.   Почти   все внутренние помещения  встроены в скалы, а по бокам обитель окружают отвесные утесы. Как  и  многие  места  Крыма, Свято-Успенский   монастырь имеет  таинственную  и  до  кон-

ца не разгаданную историю. До сих  пор  не  установлена точная дата   его   постройки.   Известно,  что  основали  храм византийские  монахи  около  VIII  в. 

Долгое  время  (с  XIII  по  XIV  в.) монастырь  не  действовал, но затем был снова открыт. Позже он опять переживал не лучшие времена:  был  беден,  во  время первой  обороны Севастополя превратился в военный госпиталь,   потом   был   закрыт   советскими  властями, исполнял роль   психоневрологического диспансера  и  лишь  в  1993  г. возродился  как  храм. С  XV  в. Успенский  монастырь является  главным  оплотом  религиозной жизни православного  населения Крыма. О его основании ходит интересная легенда. 



легенды крыма





Давным-давно   не   было   на этом  месте  ни  монастыря,  ни святых   обителей,   ни   людей.  
Пустынные    отвесные    скалы вокруг  Бахчисарайского поселения  служили  укрытием  для пастухов  от  дождя  и зноя,  да одинокие путники иногда останавливались здесь на ночлег.
Как-то  раз  недалеко  от  высокой  отвесной  скалы  молодой юноша  по  имени  Михаил  пас отару овец. Только он присел на большой камень, как увидел на скале  в  семи  саженях  от земли икону Богоматери. Пред ней горела  мягким  пламенем свеча. Тут же погнал юноша отару домой,  чтобы побыстрее оповестить селение о своей находке.
Недолго думая, жители предгорного   района   решили   забрать икону и укрыть от дождя и  палящего  солнца.  С большими  почестями  перенесли  они ее в дом. Но утром, когда люди пришли   помолиться   Божьей Матери,  оказалось, что  икона исчезла  —  ее  нашли  вновь на том  же  самом месте  на  скале. Тогда  жители  селения  поняли, что место на скалах священное, и  высекли  в  них  храм.  Так как явление Богоматери произошло 15 августа, в день празднования Успения  Пресвятой Богородицы, храму дали имя в честь этого события. А место, где юноша впервые  увидел икону, прозвали ущельем Святой Марии.

легенды крыма


___________________________________________________________________________



Фонтан Слёз



Александр   Сергеевич   Пушкин посвятил знаменитому фонтану слёз в Бахчисарайском дворце такие строки:
Фонтан любви, фонтан живой!
Принес я в дар тебе две розы.
Люблю немолчный говор твой
И поэтические слезы.

Сельсибиль (второе название фонтана)  был  создан  иранским мастером  Омером  и выражает тоску хана Кырым-Гирея по рано умершей   жене.   Сегодня   этот фонтан  украшают  не только розы,  растительный  орнамент и  искусно выполненная гравировка, но и древняя красивая легенда его создания. Грозен  и  жесток  был  крымский  хан Кырым-Гирей,  никого не щадил. Взойдя на трон по трупам, он приказал убить всех 
мальчиков  своего  рода,  даже самых маленьких, чтобы никто не думал о власти, пока он жив. 

В  народе  говорили,  что  вместо сердца у хана комок шерсти. Не камень и не железо, потому что даже они умеют отвечать. Стукнешь  по  железу  —  оно  звенит, ударишь камень — он отвечает. А сердце Кырым-Гирея молчит. Что  будет,  если постучать  по комку  шерсти? Ничего,  лишь тишина.   Боялись люди   хана, трепетали  при  его  виде.  А  тот только радовался:

—  Хорошо,  что  боятся…  — говорил он.

легенды и мифы крыма

Но  время  безжалостно  даже к хану: постарел Кырым-Гирей, потеплело  его  сердце.  На диво себе  и  окружающим полюбил он  одну  из  своих  невольниц  — маленькую худенькую девочку Деляре. Ох, как расхваливал ее главный   евнух!   Действительно, чиста и нежна была Деляре, хоть  и  не любила  хана.  Болело сердце Кырым-Гирея, страдало, все больше трепетало при виде юной  девушки.  Но  недолго радовался  своим  чувствам  хан: зачахла в неволе Деляре, умерла. Тяжело стало Кырым-Гирею, день и ночь не находил себе места, тосковал о своей ненаглядной. Еще больше начало сердце болеть, еще больше обливалось кровью.  Недаром люди говорят, что от любви сердцу всегда больно, но на закате дней своих мужчине  любить  еще  труднее. Приказал  тогда Кырым-Гирей привести к нему искусного мастера  Омера  и повелел  сделать так, чтобы камень заплакал:
— Пусть камень пронесет через века мое горе, пусть все знают, как плачет мужское сердце.
Долго  думал  Омер,  как  выполнить просьбу хана — заставить камень плакать. 
— Если твое сердце заплакало,  значит  и  камень  заплачет! 
Расскажет о твоем горе и о моей жизни. Это будут жгучие слезы мужские.
И сделал Омер дивный фонтан.  Из  мрамора  вырезал  цветок, а  в  середине  высек  глаз мужской.  Из  него  день  и  ночь капает слеза, чтобы всегда люди помнили, какими горькими могут  быть  мужские  страдания. А еще Омер вырезал в фонтане улитку как символ сомнения.
С тех пор стоит фонтан слёз в Бахчисарайском дворце и плачет.   День   и   ночь   он   плачет о любви и горе, о юной Деляре и жизни мастера Омера.

_____________________________________________________________________________



Скала  Орлиный  залет


Скала  Орлиный  залет,  или  Седам-Кая, — это довольно высокая (1026 м) вершина, которая входит в состав Ай-Петринской яйлы  и  находится  на  северной окраине  села Соколиное. Рядом с  Орлиным  залетом  находится гора Сююрю-Кая. Она возвышается над Коккозской долиной. 
Гордо  подымают  свои  вершины высокие крымские горы, смотрят на людей, реки, землю, море и молчат. Молчат, потому что  не  могут  рассказать  о том, каким  жестоким  и злым был князь  Тугай-бей.  Об  этом  рассказывают люди.
Жители этих мест были добрыми и честными. Они обрабатывали земли, радовались солнцу, любили горы и лес. Горы, лес и  речка  Бельбек  также  любили людей  за  доброту и жалели их.   Работали   люди на Тугай-бея, а от него слышали только грозное:
—  Почему  мало  сделали?! Я вас, лодыри…
Плакали  люди  от  горя,  но все равно работали на хана.

легенды крыма


Как-то раз не выдержали издевательств и унижений, собрались  вместе  и  задумали  убить Тугай-бея.  Узнал  он  об этом  от доносчиков, испугался, что людей  много,  а  он  один, ускакал ночью  в  Бахчисарай  просить помощи  хана.  Тот долго  не  думал  и  дал  войско трусливому  Тугай-бею. Примчались  воины,  как  голодные    волки.    Затрепетали 
горы,  зашумел  лес,  заплакала земля,  послышался безжалостный  звон  сабель.  Никого  не щадили воины, рубили и резали в деревне всех — от малого до  старого. Лишь небольшой горстке юношей и девушек удалось  незаметно проскользнуть в горы. Просили они о помощи лес  и  скалы, но злость  и  подлость уже шли по их следам — вот-вот   настигнут.    Решили девушки  броситься  со  скал,  не дать свои юные тела на растерзание.  Кинулись  вниз головой с родных  камней,  но  взмыли над землей, расправив крылья, закружились над утесом — орлицами  стали  с  гордыми сердцами и сильным духом. 
Тем  временем  юношей  почти  настигли  посланцы  Тугай-бея, еще немного и схватят их. 
Посмотрели  несчастные  с  тоской  в  небо,  прося  о  помощи. Но не могут помочь им орлицы, кружат  безнадежно  в небесах. Пожалели  честных  и  добрых людей  горы:  вмиг почувствовав силу в руках, взмыли  юноши  над  скалами. Орлами  стали.  Побежали  в  страхе  воины к  Тугай-бею,  а над  ними  орлы гордые.  Бросились  птицы  камнем вниз, засвистел воздух под крыльями. Заклевали насмерть Тугай-бея, отомстив за родных и близких. 
С тех пор живут на скалах эти гордые  птицы,  строят  гнезда, растят  птенцов.  Прошли  века. Забыли люди о злом Тугай-бее, о беспощадном войске ханском. Только горы и орлы напоминают о том, что здесь произошло.




______________________________________________________________________________



Стена  крепости Мангупа 


Недалеко  от  Бахчисарая  на  неприступной  скале возвышаются  развалины  древнего  города Мангуп-Кале.   Сюда   ежегодно приезжают  тысячи  историков и туристов, чтобы почуять дух когда-то существовавшей здесь Османской империи. Лучше всего  сохранились  стены  на мысе Чамнук-буруне,  где  были  главные  ворота  и  вход  в  крепость и дворец. 
Говорят,  что  стена  крепости Мангупа   со   стороны   ущелья Табана-дере   была   разрушена каким-то  богатырем.  Пришел он сюда из далекой страны, когда  услышал,  что  у мангупского князя есть дочь-красавица. Богатырь   этот,   явившись к  Ман гупу,  потребовал,  чтобы князь показал ему девушку.


Князь  встретил  его  по-княжески:  выслал  нескольких воинов с  приказанием  принести голову дерзкого пришельца. Не  с тем  задумал  тягаться! 
Богатырь  расшвырял  кучку  воинов,   направился   к   воротам Мангупа и опрокинул их, сбросил верхнюю часть крепостной стены  вместе  с  засевшими  там княжескими слугами.
Покончив с этим, герой снова  потребовал  привести красавицу,  грозя  превратить  город в   развалины.   Перепуганный князь вывел свою дочь.Осмотрел ее с головы до ног богатырь и громко рассмеялся:
—  И  чтобы  я  еще  когда-нибудь   слушал   всякую   чепуху! Да это же заморыш…
Пожелав  девушке  такого  же тщедушного  супруга,  как  она сама,  богатырь  удалился.  Пораженный таким оборотом сватовства,  князь  Мангупа  долго стоял молча, потом покачал головой и грустный ушел во дворец, а когда чинили стену, приказал выбить на одной из плит надпись, восхваляющую людей сильных и великодушных.

___________________________________________________________________________



Памятник Затопленным Кораблям


Всего  в  нескольких  метрах  от набережной Приморского  бульвара  в Севастополе находится этот   удивительный   памятник   затопленным   кораблям. 
С   трехметровой   коринфской колонны  на  море  взирает  гордый двуглавый  орел  с расправленными крыльями. Общая высота  монумента составляет свыше 16  м.  Вот  уже  110 лет этот    памятник    напоминает севастопольцам  и  гостям города   о   грустном   событии в  истории  Первой  обороны  Севастополя. С ним связано немало  мифов  и  легенд,  одну  из них рассказывают всем туристам, устремляющим свой взор на Севастопольскую бухту.  
«Шел     далекий     сентябрь 1854-го  года.  После  высадки англо-франко-турецкой  армии на  реке  Альма  и последующего   поражения   русских   войск ситуация   у   героического   города  Севастополя  резко  ухудшилась»,   —   такими   словами начинают свой  рассказ  экскурсоводы города-героя у памятника затопленным кораблям.
В  то  время  Черноморским флотом   командовал   адмирал Владимир    Алексеевич    Корнилов.   Ситуация   ухудшалась с   каждым   днем,   армия   врагов  уже  вплотную  подступала 
к  городу.  «Не  достанется  врагу славный город!» — подумал Владимир Алексеевич. 
Опасаясь прорыва вражеского  флота  и  атаки с  моря, русский  командир принял решение затопить на входном фарватере часть устаревших парусных  судов.  Мудрый и опытный адмирал дал команду  выстроить  в  ряд между Константиновской и   Александровской   батареями   фрегаты   «Сизополь»,   «Флора»,   корабли  «Уриил»,  «Три  святителя», «Силистрия»,  «Селафаил», «Варна».   Все   имущество судов, оснастку, пороховой запас, корабельные орудия экипаж доставил на берег. Прощальный    день   дался всем  нелегко. Матросы  плакали,  унося оружие  и  парусину с  кораблей, офицеры  отдавали приказы,  опустив  глаза.  На  берегу стоял с  непокрытой  головой  сам  Корнилов,  руки  у  него дрожали, на глаза накатывалась скупая жгучая слеза. Ему нельзя было показывать эмоции, он — пример  для  других.  Его реше-
ние — это спасение города. Ночью  11  сентября 1854 г. все суда ушли на дно. Одни быстро, покосившись  набок, поддавались волнам, другие сопротивлялись,  задирали  корму, погружались с ревом и стоном. Удивлялись    моряки, как  не хотят  корабли покидать  этот  свет,  как рьяно  борются  с неистовой стихией воды.


На  корабле  «Три  святителя»  держал  свой  флаг  адмирал Нахимов,  на  нем  он  прорвался в бой в Синопскую гавань. Когда матросы начали делать дыры в  днище  корабля, адмирал не выдержал и ушел с набережной. Но  стоит  «Три святителя»,  красуется  на  волнах,  легко покачиваясь. Волны хлещут о борта, а он как будто и не верит происходящему.
Ни  в  какую  не  поддавался гордый  корабль.  Уже  14  ран в днище,  ревет  грозное  море, пытаясь  захватить  его  в  плен, а он  не  кренится.  Дивятся  матросы  и  офицеры: 
«Что такое: другим  и  двух-трех  дыр  хватало, а тут 14 уже?».
Дали команду стрелять с берега. Но и пули, прорывая  борта, не  дают  результата.  Вдруг один из  матросов закричал: 
— Икона его на воде держит! Икону Пресвятой Божьей Матери, заступницы нашей, забыли! Не сняли!
Бросился  юноша  в  воду.  Забрался  на  борт,  вынес  икону и поплыл обратно. В одной руке образ над водой держит, другой подгребает.  Как  только  ступил матрос на берег, корабль покачнулся и с тихим вздохом пошел на дно…
Защитили  тогда  город  Севастополь от врага, не дали зайти его  флоту  в  бухту.  Много  времени с тех пор прошло, многое позабылось, но сила духа и преданность  Отчизне  до  сих  пор 
витают   над   Севастопольской бухтой.  Стоит  памятник затопленным  кораблям,  и  взор орла устремляется  туда,  где последний  раз  небо  видели  фрегаты «Сизополь»,  «Флора» и линейный корабль «Три святителя». 



___________________________________________________________________________



Гикия - героиня  Херсонеса


Херсонес  Таврический  —  излюбленное место отдыха жителей и  гостей  Севастополя.  Здесь до сих  пор  царит атмосфера  античности,  а  древние  камни  готовы рассказать свою историю. 
Белоснежные  колонны  и  синее море  напоминают пришедшим на    территорию заповедника о  том,  какое значение  имело раньше это место и как основывалась таврийская культура. В то время, когда произошла эта история, Херсонес  принадлежал к числу центров древнего мира, поражая мореплавателей акрополем,  башнями,  стенами и   общественными   зданиями.

Легенды Крыма

На  площади,  где  красовалась статуя  императора,  почти ежедневно  просиживала  в  глубоком    размышлении   молодая девушка  необыкновенной  красоты.   Все   проходящие   мимо граждане   приветствовали   ее, а чужестранцы  громко  восхваляли ее прелести.
Однажды    из    Боспорского царства  в  Херсонес  приехали скульптор  Ксеноклид  и  гончар Родон.  Гуляя  по  площади, они заметили красавицу.
— Вот если бы она была дочерью  архонта  Ламаха,  —  сказал Родон, — я непременно посоветовал бы нашему царевичу избрать  ее  в  жены.  Посмотри, какие  у  нее  глаза,  а  нос? Такого  прелестного  личика  я  еще не видал.
Гулявшие прошли, поминутно оглядываясь назад, и, подойдя к сторожу,  спросили,  не  известно ли ему имя девицы. 
— Что вы, братья, — удивился  старик,  —  потеряли  память или   впервые   прибыли   сюда? 
Это  Гикия,  единственная  дочь нашего протевтона Ламаха. Гикия  посещает  бедных,  кормит голодных  и  лечит страждущих. Право, я удивляюсь, как вы можете не знать Гикию!
—  Так  вот  кто  эта  красавица!  —  заметил  Ксеноклид.  — Это  будет  славная  невеста  для Асандрита, сына нашего архонта-царя.
Возвратились  друзья  в  Боспорское  царство  и  рассказали царю  Асандру  о  красоте  Херсонеса, о богатстве Ламаха да о дочери его Гикие. Задумал Асандр женить  своего  сына Асандрита на Гикие, а после смерти Ламаха заполучить власть над Херсонесом: «Женить сына на дочери временного протевтона — унизительно,  но  я  должен  сделать все,  чтобы вернуть власть  над Таврикой».
Потом  Асандр  позвал  к  себе сына Асандрита. 
—  Любишь  отца  и  родину свою?
— Да.
—  Тебе  придется  жениться на  чужеземке  из  враждебной нам семьи.
—  Я  это  сделаю,  если  так нужно для династии.
— Ты должен ехать в Херсонес  и  сделать  все  возможное, чтобы уговорить дочь протевтона Ламаха выйти за тебя замуж. После свадьбы я буду посылать к  вам  переодетых  матросами 
воинов  с  письмами  и  подарками,  а  ты  до  поры  скрывай их в подземелье. Если не получишь власть над городом после смерти Ламаха, захвати ее силой.
Асандрит  прибыл  в  город, и  херсонеситы,  ничего  не подозревая,   разрешили   Ламаху сочетать браком Гикию и сына Асандра. Через  два  года  после  свадьбы умер Ламах. На совете именитых  граждан  было  решено поставить  во  главе города  не Асандрита,  зятя  Ламаха,  а  другого  видного херсонесита.  Понял  муж  Гикии,  что  придется покорять Херсонес  руками  воинов,  и  лишь  ждал  удобного случая, чтобы осуществить свой замысел.
Как-то  раз  служанка  Гикии Агапия  нечаянно  отбила  палец одной  из  статуй,  за  что  ее  отправили в чулан в качестве наказания.  Агапия пряла и вдруг уронила  веретено,  которое глубоко запало в щель кирпичного пола. Рабыня вынула из пола кирпич, чтобы достать веретено, и до ее слуха  донеслись голоса  из  подземелья. 
Подслушав    разговор    этих людей, Агапия поняла, что они замышляют недоброе, и рассказала  обо  всем  хозяйке.  Гикия спустилась в чулан и услышала, как  Асандрит  раздает приказы своим воинам. Пораженная  Гикия  поняла, что ее предали. Асандрит, которого она любила всем сердцем, приехал лишь с одной целью — захватить  город.  Гикия рассказала  совету города,  что  Херсонес  в  опасности,  и придумала, как избавиться от врага.
Дождавшись ночи, Гикия вышла  из  дома  вместе  со служанками, заперла дверь и приказала поджечь дом со всех сторон. Огонь  быстро  охватил  здание. Боспорские   воины пытались спастись, но херсонеситы тут же убивали их.
Так  Гикия  избавила  родной Херсонес  от  смертельной опасности.

__________________________________________________________________________

Легенда об адмирале Нахимове



легенды крымаПавел Степанович Нахимов как историческая личность сегодня занимает одно из главных мест в истории Севастополя. Его имя носит   центральная площадь города,   где   возвышается   памятник адмиралу, также в его честь  назван  проспект.  
О  значимых и знаменитых людях народ, как правило, слагает легенды.  
Не  миновала  такая  участь и славного героя, адмирала Павла Степановича Нахимова.
Люди  говорят,  что  Нахимов знал о  своей смерти. Так  это или нет, неведомо, но о том, что пули его не брали, знают все.В один из мрачных весенних дней,  когда велось  строительство собора  на холме  в  древнем  Херсонесе, первым место в  подземельном склепе  занял адмирал Михаил Петрович  Лазарев.  И  хотя  он умер далеко от  Севастополя,  его  тело  привезли, чтобы похоронить именно  здесь  —  в  славном  русском 
городе-герое.    Второе    место в склепе было занято Корниловым. Смотрел на третью могилу адмирал Нахимов и чувствовал, что это место принадлежит ему. 
Говорили люди, что ищет смерти  Нахимов,  да пули  его  не берут. Как будто заговор на нем.
— Нужен он городу! – понимали люди.
Приближенные  к  командующему офицеры рассказывали,
удивляясь, что на поле боя пули, предназначенные   адмиралу, 
в  воздухе  меняли  траекторию полета. 
—  Как  же  так?  —  дивились все. — Пуля летит прямо в сердце Нахимову и вдруг пролетает мимо.Рассказывали солдаты,  стоявшие с ним на Малаховом кургане,  что  не раз Нахимов  оказывался  в  самом  центре  огня. Пули летают, как пчелы, вокруг него, скашивают  позади  идущих. И что же? А ничего! Кто же будет  писать  письма  матерям погибших  в Севастополе,  кто позаботится  о  матросских  вдовах  и сиротах,  если Нахимова не  станет?  «Нужен  он  городу, вот смерть и обходит его стороной», — повторяли люди. 
Но  вот  закончилось  ожидание «своей» пули. Уже был убит Владимир  Иванович  Истомин, и занял место в третьей могиле, которую  уготовал  для  себя  Нахимов. Пришел и его черед. Об этом  Павел  Степанович  написал вдове адмирала Лазарева: 
«Лучшая надежда, о которой я со дня смерти адмирала мечтал, — последнее место в склепе   подле   драгоценного   мне гроба,   я   уступил   Владимиру Ивановичу!  Впрочем, надежда меня  не  покидает  принадлежать этой возвышенной семье: друзья-сослуживцы   в   случае моей смерти, конечно, не откажутся положить меня в могилу, которую расположение их найдет  средство  сблизить  с  останками  образователя нашего  сословия…».
И  вот  тот  день  настал.  Об этом   догадались   и   солдаты, стоявшие  25  июня  1855  г.  на Малаховом  кургане. Офицеры просили  и  умоляли  адмирала пойти  в  укрытие,  будто  пред-
чувствовали неладное. Обычно Нахимов, выходя утром на поле, говорил: «Не всякая пуля в лоб». 
Но  в  тот  день  его  фраза  была другой:   «Как   ловко,   однако, стреляют».   Сказав   задумчиво эти слова, Нахимов тут же упал на  землю.  Пуля  смертельно  ранила  адмирала  и командующего  восточной  обороной  города в  голову. 
«Искал  смерть  и  таки нашел  ее…»  —  сказали  тогда офицеры.  
Море людей собралось в день погребения   Нахимова   возле Графской  пристани.  Никто  не боялся   ни   обстрела,   ни   вражеской  атаки.  Да  и  не  было  их тогда.   Загремел прощальный марш,  заревели  пушки,  корабли приспустили флаги до половины  мачт.  И  тут воскликнули граждане:
—  Смотрите:  флаги  на  вражеских кораблях ползут вниз!
Быстро  схватил  подзорную трубу   матрос   и   увидел,   как английские  офицеры  выстроились  на  палубах  своих кораблей,  склонили  головы,  сняв фуражки… 
Уже  не  осталось  никого  из очевидцев  тех  событий,  но  эта история до сих пор живет в Севастополе  как  память  о великом   герое-флотоводце,   герое обороны города.
Такую  вот  легенду  рассказывают  всем,  кто  приходит  во Владимирский  собор  к  могиле легендарного  человека  — Павла Степановича Нахимова.

легенды крыма

__________________________________________________________________________

Легенда о Князе Владимире


Степи  Таврики  были  населены гуннами,  выходцами  из России, которые  не  признавали ничьей власти и беспрестанно сталкивались  с  обитателями  гор  греческого происхождения. Кроме  гуннов  в  этой  стране  бродили печенеги,  хазары, аллане   и   другие   племена,   не 
признававшие    христианства и враждовавшие с оседлыми народами.
Великий   князь   Владимир знал,  что  в  стране  этой находится славный город Херсонес, зависимый   от   Византийских императоров.  Пожелал  Владимир присоединить  эту  страну к  своим  обширным  владениям. Кроме  того,  могущественный   князь,   чтобы   сбросить 
с  себя  и  своего  народа  позорное   имя   идолопоклонников, решил    наследовать    учение Иисуса Христа.
Cлавянский   гордый   повелитель  собрал  огромную  рать, готовую следовать за ним в самые дальние страны, чтобы показать свою богатырскую силу.
— Витязи и богатыри, — сказал он, — я задумал думу великую и надеюсь, что вы не посрамите славянского имени. Я хочу завоевать земли греческие и заставить греков научить нас почитать единого Бога. 
— Мудро сказано, — отвечали воеводы, — честь и слава нашему князю. Не посрамим имени славян!
Месяц  спустя  несколько  тысяч  больших  лодок, нагруженных  вооруженными  воинами, боевыми  снарядами и продовольствием, ожидали на Днепре великого князя, и только он взошел на свой корабль и приказал поднять паруса, тысячи голосов запели:


легенды крыма


—  Днепр  широкий,  Днепр глубокий…
Песни не смолкали на протяжении всего пути до Ктеносского залива.
— Мы прибыли на место, — заявил великий князь, — и завтра начнем  битву.  Греки  способны изобрести сотни средств, чтобы не поддаться нам, но мы их  победим,  потому  что  не отступим   назад,   не   достигнув цели.  Я  предложу  им покровительство  и  пообещаю больше, чем господствующий над ними Царьградский император.
Не   успел   произнести   этих слов   Владимир,   как   ратные привели  к  нему  захваченного в плен священника.
— Ты, видимо, вышел из града своего, чтобы узнать, каковы наши силы? — сказал с негодованием великий князь.
—  Вот  уже  несколько  месяцев, как я вышел из Херсонеса, чтобы  учить  язычников  слову Божьему, и, не подозревая о вашем присутствии в здешних местах, возвращался в родной город. Я не видел вашей рати и не знаю, зачем вы явились сюда.
—  Если  ты  не  лжешь,  —  отвечал  Владимир,  —  то  возвращайся к себе и объяви всем, что я пришел в Таврику, чтобы завладеть  вашим  градом,  поскольку он прилегает к моим владениям, но не из жадности, а из желания заставить побежденных просветить  всех  моих подданных  учением Иисуса Христа.
—  Но  тебе  едва  ли  поверят мои  соотечественники,  — сказал  священник,  —  а  победить их, я полагаю, тебе будет не по силам:  они  не  пощадят  своей жизни.  Все  будет  напрасно до тех  пор,  пока  ты  не  воспользуешься средством для победы непобедимых.
—  Каким  же  образом  я  узнаю его? — спросил Владимир.
— Я охотно научу тебя, — отвечал священник, — если ты поклянешься,  что  примешь  нашу религию.
— Клянусь вашим богом, — ответил  князь,  —  что  я  не возвращусь  из  Херсонеса,  не  сделавшись христианином.
—  В  таком  случае  начинай войну.  Я  буду  следить  за твоими  действиями  и,  если замечу, что  ты  далек  от победы, пущу в лагерь твой стрелу с запиской, которая   укажет   тебе   способ без  кровопролития  достигнуть цели.  Послание  будет подписано священником Анастасием.
Владимир  послушал  духовника  и  начал  войну,  но  не сдавался  славный  город  Херсонес, не падал духом. Тогда Владимир получил   обещанную   записку, где   был   указан   секрет   победы  —  крещение.  Вот  таким  образом  князь Владимир  принял в  Херсонесе  крещение, а  город подчинился Византии.
Из  исторических  сведений, дошедших до нас, известно, что после  988  г.  Владимир  установил дружеские отношения с Константинопольскими  императорами,   неоднократно   помогал им войсками, а его родственник в 1016 г. вместе с византийцами уничтожил  остатки хазарского владычества в Таврике.

легенды крыма

_________________________________________________________________________


Комментариев нет :

Отправка комментария